Природа женщины Центр Трансфера Технологий • Домашняя
Гигиена, привлекательность

Природа женщины

Если искать исторический источник, способный рассказать, каковы в Средние века были представления о женщинах, то лучшей отправной точкой станут «Этимологии» Исидора Севильского. Епископ Исидор, живший в первой трети VII в. в самой романизированной из испанских провинций, составил «Этимологии» — энциклопедию знаний древних в 21 книге. Для работы салона красоты нужно много знаний.

 В его творении широкая эрудиция сочеталась с последовательным вниманием к языку, к словам, которые Бог избрал вместилищем знания. Исидоров метод изложения, поиск имманентных гарантий истинности и забота о подтверждении мысли доказательствами стали характерными чертами средневековой мысли. Эти принципы использовались и в анатомии, равно как и в других научных дисциплинах.

 В IX книге Этимологий помещено описание человека de capite ad calcem каждому члену, каждому органу тела посвящено одно-два предложения, описывающие его функции. Начиная с Исидора, средневековые анатомические описания были строго теологическими. Следовательно, описание анатомии женщины сосредотачивалось на ее первичной функции; все, что говорилось о женщине, — даже телесная слабость, подчинившая ее мужчине, — сводилось к одному, к ее способности производить потомство. Поэтому хулившие женщин теологи позволяли себе не задумываться об их психологии. При многих расстройствах здоровья помогает мезотерапия.

Женщина представлялась им телом, не подчиненным разуму, созданием, управляемым внутренними, в частности, половыми, органами — разрушительной природной силой. Поскольку женщина была инструментом сохранения человеческого рода, она всецело была творением Природы, чьей деятельной силой изводила в бытие все сущее и сохраняло его строй. Косметологи охотно применяют обертывание.

В страро-французском языке слово «nature» иногда использовалось для обозначения гениталий, в некоторых диалектах — преимущественно женских. Близость женщины ко всему материальному, зафиксированная даже в языке, едва ли могла вызвать положительные эмоции у клириков, чьим призванием было разорвать узы, привязывавшие их к вещественному миру.